Помидорная геополитика — Росбалт

Алексей Макаркин.

В среду Россельхознадзор ввел запрет на ввоз в Россию томатов, яблок и перцев из Азербайджана, Армении и Узбекистана. Двумя днями ранее аналогичный запрет был введен на турецкие помидоры и перцы. Что касается узбекской продукции, то она, вероятно, попала под запрет «за компанию», а вот санкции в отношении томатов и яблок из Азербайджана, Турции и в особенности союзной России Армении наводят на определенные размышления. Официально ведомство объясняет такой шаг заражением плодоовощной продукции из этих стран вредителями. Однако по многолетнему опыту отношений России с ее ближайшими соседями мы знаем, что санитарно-эпидемиологическое обоснование, как правило, является только одной из причин введения подобного рода мер.

О политической подоплеке этих решений Россельхознадзора обозревателю «Росбалта» рассказал первый вице-президент «Центра политических технологий» Алексей Макаркин.

— Чем вы объясните введение запретов на поставки в Россию некоторых видов сельхозпродукции из Армении — нашего официального союзника по ОДКБ и ЕАЭС?

— Если брать нашу «санитарную» геополитику, то, возможно, это сигнал нынешнему премьер-министру Армении Николу Пашиняну о том, что ему надо уходить. Российская власть оказалась сейчас в довольно непростом положении. С одной стороны, Пашиняна в Кремле не любят. Он преследовал бывшего президента Армении Роберта Кочаряна, несмотря на просьбу Путина этого не делать, преследовал бывшего генсека ОДКБ, армянского генерала Юрия Хачатурова. Кроме того, в Москве очень не понравилось, как Пашинян пришел к власти. В России любят, когда политик приходит к власти по-другому. Причем необязательно эти способы прихода к власти должны быть белыми, пушистыми и легитимными. Когда в свое время в Киргизии революция свергла президента Курманбека Бакиева, Москва сразу же признала там новую власть.

В Кремле исходят из того, что легитимность правителя определяется степенью влияния Запада на тот или иной политический режим. Если тот же самый Бакиев, например, пошел навстречу американцам по вопросу продления договора об их военной базе в Киргизии и его затем свергли, то это правильно. А если Пашинян в Армении сверг президента Сержа Саргсяна, у которого с РФ были неплохие отношения, то это — плохо. Хотя на самом деле, если присмотреться, то Пашинян ничего особо антироссийского не сделал — Армения при нем не вышла ни из ОДКБ, ни из ЕАЭС, да и с Западом общалась крайне осторожно. Однако отношение к Пашиняну в Москве так и осталось довольно подозрительным.

— Почему же тогда такое давление на Армению не началось сразу же после заключения трехстороннего соглашения (Азербайджан-Армения-Россия) по Карабаху, подписанного 9 ноября?

— Россия в этом соглашении ведь играла роль посредника. Пашиняна в Кремле не любят, но, с другой стороны, вероятно были опасения, будет ли соблюдать этот договор новое правительство Армении, если Пашинян уйдет в отставку.

— Вы полагаете, что сейчас по поводу Пашиняна в Москве передумали и решили — пусть уходит?

— Я напомню, что, во-первых, недавно состоялся полуофициальный визит в Россию президента Армении Армена Саркисяна, который из российской столицы призвал Пашиняна уйти в отставку. Конечно, сейчас президент Армении выполняет скорее церемониальные функции, но формально он все-таки числится главой государства. Во-вторых, армянская оппозиция выдвинула в премьеры своего кандидата — бывшего премьера и бывшего министра обороны Вазгена Манукяна. И он, кстати, дал понять, что соглашение с Азербайджаном по Карабаху плохое, но его придется соблюдать. Для РФ сейчас важно, чтобы это трехстороннее соглашение по Карабаху соблюдалось. Если будут гарантии его соблюдения, то Москва Пашиняна особо поддерживать не будет.

— Так что изменилось? Почему в Москве сразу после заключения договора по Карабаху Пашиняна поддержали, а сейчас, похоже, больше поддерживать не хотят?

— Такое ощущение, что были проведены некие консультации. (Для Кремля) было важно получить гарантии, что если к власти в Армении придет новый человек, то он не скажет, что дескать, «все, я расторгаю это соглашение с Азербайджаном, я его не подписывал, продолжаем „священную“ войну!»

Кроме того, в Москве исходят из того, что должен быть некий «ответственный» за ту или иную страну. Не просто, чтобы народ что-то там решил, за кого-то проголосовал. В России исходят из того, что все это фикция. А нужен некий ответственный, который будет в стране за все отвечать. Применительно к Армении он должен отвечать за обязательства, взятые Пашиняном, как бы он ни относился к нынешнему премьеру.

— С Арменией, в общем, понятно. Но почему аналогичные российские санкции тогда сейчас введены и против Азербайджана с Турцией, если мы сами способствовали подписанию этого соглашения между Баку и Ереваном, а заодно признали право Азербайджана на союзнические отношения с Турцией?

— В отличие от Армении, которой мы не прощаем ее попытки проведения многовекторной политики, Азербайджану мы такую политику разрешаем. Эта страна не является членом ОДКБ или ЕАЭС. Неформально Москва признает за Баку право на многовекторность, но хотела бы при этом, чтобы он не слишком сближался с Турцией.

Поэтому сейчас с Азербайджаном Россия постарается сильно не ругаться, но даст понять, что нам не очень нравится, что Турция после событий сентября-ноября текущего года играет слишком большую роль на Южном Кавказе.

— То есть вы не считаете, что Москва рассматривает сейчас Баку и Анкару как своих противников?

— Нет. Украину в Москве рассматривают как противника, а Азербайджан и Турция в таковом качестве здесь не рассматриваются. Если помните, такая же «санитарная геополитика» проводилась Кремлем и против Белоруссии, которая, тем не менее, является нашим ближайшим союзником.

— Если мы не противники с Азербайджаном и Турцией, зачем же тогда вводить против них подобные санкции?

— Это некие сигналы, которые свидетельствуют о том, что в России не очень довольны тем, что они уж слишком близки, и что желательно, чтобы они стали подальше. Кроме того, и в Азербайджане сейчас не хотят полностью закрывать двери для сотрудничества с Россией. У Турции с Россией также большие игры. Анкара договорилась с Москвой по Сирии и Ливии, и рвать все эти договоренности ей сейчас явно не хочется.

Беседовал Александр Желенин

Источник: rosbalt.ru

Добавить комментарий