Стервятники Балтийского банка — Росбалт

История петербургского банкира Андрея Исаева — яркий пример предпринимательской неудачи, на которой наживаются другие. Влиятельный бизнесмен потерпел крах в корпоративной войне и стал, во всяком случае формально, банкротом. За его активами теперь охотится узкая группа лиц — при возможном содействии финансовых управляющих.

Болезненное оздоровление

Известность Исаев получил как владелец девелоперского холдинга «Петербургское агентство недвижимости». В девяностых бизнесмен взял под контроль Балтийский банк. Активы росли, в собственности предпринимателя оказалась знаковая для города на Неве недвижимость, например Дом Зингера.

Переломными стали 2012–2014 годы. Считается, что к развалу бизнес-империи привел конфликт с партнером Олегом Шигаевым. В итоге Балтийский банк подвергся санации со стороны ЦБ — процедура предполагает «оздоровление» кредитной организации, оказавшейся в бедственном финансовом положении. Под удар в таком случае попадают владельцы, которых лишают прав на организацию и вложенные в капитал деньги.

В 2014 году на Шигаева завели уголовное дело по статьям о мошенничестве и отмыванию денег. Бизнесмен, как сообщалось, уехал за границу. В том же году к санации кредитной организации присоединился Альфа-банк. Началась охота на девелоперские активы Исаева, а затем — банкротство. Эта процедура не из легких. Должнику через суд назначают финансового управляющего, который берет на себя бремя по оплате долгов и восстановлению платежеспособности.

Исаеву не повезло — либо ему «помогли» в невезении. Дело в том, что новоявленный «опекун» бизнесмена развернул охоту за имуществом семьи. Под удар попали земля и коттеджи в Сестрорецке.

Исаева признали банкротом в 2018 году — по заявлению компании «Мойка 22», которой принадлежит Малый Гостиный двор. Также дело о несостоятельности завели на дочь Екатерину. Формально заявитель — отец, но от его имени действует финансовый управляющий Михаил Чукин.

Судебные разбирательства между кредиторами и должниками продолжаются до сих пор. Действия «опекунов» имущества вызывают некоторые вопросы у семейства Исаевых и участников рынка.

Сомнительное управление

Сельскохозяйственное предприятие ОАО «Новый мир», некогда аффилированное с Исаевым А.В., задолжало Исаеву 38 млн рублей по договору займа, выданного на ремонт фермы. Руководство попросило об одной уступке — рассрочке выплат, но финансовый управляющий Чукин, формально выступающий от имени бизнесмена, попросил все и сразу. Не дожидаясь реализации имущества через приставов, сразу после вступления решения в силу, он подал на банкротство. Это якобы позволит скорее расплатиться с кредиторами.

«Судья тогда поддержал эту позицию, что для нас загадка. На балансе „Нового мира“ находилось достаточно имущества, юристы представили график и план по покрытию долгов. Но из-за Чукина все сорвалось, — рассказал представитель кредитора Валерий Горчаков. — В итоге компанию просят признать банкротом, а взысканные деньги могут обесцениться, что подтверждается практикой. Как правило, на торгах стоимость реализации дебиторской задолженности должника-банкрота составляет от 5 до 20% номинального размера задолженности».

По словам Горчакова, хотя судебное решение вступило в силу еще в январе 2020 года, арестованное имущество «Нового мира» так и не реализовано.

Любопытен и другой случай. Разоренный Балтийский банк получил права требования к бизнесмену Исаеву за счет цепочки сделок, в которых участвовало ЗАО «Фантом». Интересный факт, на который никто не обратил внимание. Иск был подан и рассмотрен по месту регистрации «поручителя» ЗАО «Фантом», а не ответчика Исаева, что противоречит закону. Согласно выписке из ЕГРЮЛ, ЗАО «Фантом» с 5 февраля 2015 года действительно находится в Приморском районе. Однако государственная пошлина с назначением платежа: «Госпошлина за рассмотрение в Приморском районном суде Санкт-Петербурга искового заявления о взыскании с Исаева А.В. задолженности по договору» уплачена истцом 27 января 2015 года.

Кредитная организация вскоре обанкротила компанию, а арбитражным управляющим снова выступил Чукин. По материалам дела, он не усмотрел фиктивный характер процедуры, списал 549 млн рублей конкурсной массы ЗАО, не привлек к дополнительной ответственности контролирующих должника лиц и не смутился отступным в пользу Балтийского банка на 740 млн рублей, которое стороны оценили лишь в 15 млн рублей.

«На наш взгляд, Чукин ставил одну цель — скорее ликвидировать „Фантом“. Компания же выступила винтиком в общем механизме, чтобы взыскать с Исаева задолженность. В итоге удалось скрыть сделки в интересах банка», — заявил адвокат Александр Ефимов.

Удивительное совпадение

Собеседники «Росбалта» насчитали по меньшей мере пятнадцать сомнительных дел о банкротстве, в которых участвовали ставленники Балтийского банка — арбитражные управляющие Михаил Чукин и Юрий Федоров.

«Практика везде одинаковая: производства прекращались. В некоторых случаях об этом прямо заявлялось ходатайство, причем в течение полугода, а где-то за короткое время декларировалась, что якобы отсутствуют перспективы по формированию конкурсной массы. Очень странно, поскольку у большинства должников было имущество, а реализовать его банк не захотел по непонятным причинам, — возмутилась адвокат Вероника Плугарева. — В итоге кредиторы оставались ни с чем: их требования либо не погашались совсем, либо в малой части. Все сводилось к тому, чтобы ликвидировать компанию-должника, не более того. Сторонних контролирующих лиц к субсидиарной ответственности, конечно же, не привлекали».

По словам адвоката, Чукин и Федоров выписывали доверенности и заменяли друг друга на судебных заседаниях, а в отдельных процессах участвовали одновременно — на ролях «конкурсного» и «временного» управляющего.

Знакомые имена встречаются и на страницах других дел. В частности, сегодня пытаются признать банкротом дочь Исаева — Екатерину. Арбитражным управляющим назначен Федоров, который входит в «Московскую саморегулируемую организацию арбитражных управляющих». Так совпало, что в той же ассоциации состоит Чукин, «представляющий интересы» бизнесмена и предложивший соответствующую кандидатуру. Кстати, у обоих указан одинаковый адрес для направления писем.

Закон о банкротстве гласит, что арбитражный управляющий обязан действовать добросовестно, разумно и независимо. В основе процедур — паритет интересов, не допускается действовать сообща.

«Очевидно, Чукин, Федоров и Соколов — из одной команды. На наш взгляд, необходимо провести официальную проверку и выяснить, не нарушены ли закон о банкротстве и Уголовный кодекс. Мы видим, что интересы должников или кредиторов защищаются каким-то странным образом», — подытожил представитель кредитора Владислав Литвинов, адвокат санкт-петербургского филиала МКА «Почуев, Зельгин и партнеры».

Глеб Иванов

Источник: rosbalt.ru

Добавить комментарий