Торжество абсурда по-кувейтски — Росбалт

Кроме преследуемой в США Марии Бутиной, еще одна наша соотечественница, и тоже Мария, попала за решетку в Кувейте. И, по данным, которые имеются у ее сторонников и защитников, страдает совершенно несправедливо. О деле Марии Лазаревой рассказали журналистам в Москве ее российский адвокат, представители общественных и деловых кругов.

Как поведала адвокат Екатерина Духина, ее подзащитная — не просто деловая женщина, а деловая женщина с уникальной карьерой. Выпускница МГУ и Уортонской школы бизнеса, она стала управляющим партнером кувейтского инвестиционного фонда KGL Investments (KGLI). Другого такого примера, чтобы женщина, иностранка, «да еще и блондинка», как отметила защитница, возглавила на арабском востоке компанию с оборотом, превышающим $1 млрд, трудно найти даже в наши дни.

И вот, эта сильная женщина уже больше года томится в кувейтской тюрьме, в камере с семью уголовницами из стран третьего мира. Она осуждена на 10 лет по одному делу и находится под следствием по второму.

Что это за дела? Первое — о хищении государственных средств при создании стратегии развития логистического хаба в Кувейте. То есть компания получила заказ на разработку крупного экономического проекта, под который рассчитывали привлечь до $6 млрд. Она не только выполнила проект, но и бесплатно помогала кувейтскому правительству с поиском инвесторов, за что надеялась получить часть подрядов на создание хаба.

«Все выполнили. В какой-то момент кого-то наверху это не устроило, началось расследование, — сообщила адвокат Духина. — Контракт должен был в крайнем случае стать предметом рассмотрения арбитражного суда. Но приговор вступил в силу, и Мария находится в тюрьме».

Тот суд, по мнению адвоката, был похож на политический фарс. Выступал всего один свидетель обвинения — аудитор кувейтской счетной палаты г-н Аль-Алайан. Защите не дали предоставить вообще никаких доказательств. «Один из самых жестких приговоров за 5 лет, — подчеркнула Духина. — И наплевать на соглашение о защите взаимных инвестиций между Кувейтом и РФ».  

Второе дело обещает быть еще жестче — Лазареву обвиняют в растрате средств портового фонда TPF, управляемого ее компанией. Тот же судья, тот же гособвинитель — и тот же самый свидетель, аудитор, один из множества аудиторов, работавших с Марией, дает показания, что похищены средства инвесторов: Пенсионного фонда Кувейта и многих компаний из разных стран.

Между тем Лазарева справедливо указывала, что все эти деньги заморожены на счетах дубайского банка не по ее вине. На что прокурор отвечал: мол, ничего не знаем, раз деньги не находятся в Кувейте, значит, украдены.

 «Я спрашивал адвокатов, в чем состав хищения, — рассказал президент Московской торгово-промышленной палаты Владимир Платонов. — Работы выполнены, порт построен, деньги получены, но они в банке другого государства и не переводятся по независящим от Марии причинам. Мне ответили, что по кувейтским законам, если денег в стране нет, значит, они похищены».

Но самое дикое: оказалось, что заморожены-то деньги по требованию самой генпрокуратуры Кувейта. Отношения между Кувейтом и ОАЭ, где находится банк, такие действия позволяют. Просматривается какое-то издевательство карательной юстиции.

Но тут, к счастью, иностранные инвесторы не пожелали смириться с невозможностью получить свои деньги. Они оказали давление — и наконец-то, в этом месяце, деньги разморожены. Не просто возвращены инвесторам, а возвращены с прибылью в 200%. То есть — благодаря усилиям Лазаревой и ее коллег, возросли втрое. Общая сумма составляет $496 млн. 

А следствие, между тем, спокойненько идет. Права Лазаревой и ее защиты постоянно нарушаются, им даже не предоставляют материалов следствия, переведенных с арабского (документы более чем на 1800 листах).

Нельзя сказать, что для вызволения российской гражданки ничего не делается. Владимир Платонов занимается этим делом по просьбе отца Марии Лазаревой. Он рассказал, что сам побывал в Кувейте и встретился с Марией, обратился в МИД РФ за поддержкой. И дипломаты довольно многое делают, особенно российское консульство, соответствующее поручение дал министр иностранных дел Сергей Лавров.

Помощник Платонова Владимир Сидоров отметил, что условия в кувейтской тюрьме более-менее цивильные, свидания дают, и охрана ведет себя вежливо. Но все-таки Лазарева сидит в камере с семью соседками из самых бедных государств, осужденными за воровство и наркотики. Некоторые из них находятся там с маленькими детьми, и Мария добивается, чтобы им передали игрушки. У нее самой четырехлетний сын, проживающий с бабушкой там же, в Кувейте.

Екатерина Духина отметила, что, по закону дело Марии Лазаревой должно быть пересмотрено по вновь открывшимся обстоятельствам, главное из которых в том, что свидетель оказался лжецом. И если он лжесвидетельствовал по второму делу, как можно верить его показаниям по первому?

Но, увы. «Если дело не будет решаться на политическом уровне, все наши попытки действовать в правовом поле ни к чему не приведут», — считает адвокат.

По мнению защитницы, Лазарева раздражала арабских конкурентов тем, что она «белая женщина в арабской стране» и добралась до таких высот.  «Она не могла не привлекать к себе внимания и желания поставить ее на место», — констатировала Духина. К тому же владельцы управляемого Лазаревой фонда — шииты. А конкурирует с ними — и выступила инициатором преследования — компания Agility, принадлежащая последователям другой ветви ислама, суннитам.

Самое страшное, по словам адвоката, это массовые угрозы в сосцсетях, где «множество религиозных фанатиков» просто требует смерти для отважной россиянки.

 «Это акт устрашения, мировой охоты на русских, — заметил политолог, директор Центра политической информации Алексей Мухин. — Кувейт очень сильно зависит от США, и ребята решили побыть в тренде». Мухин выразил надежду, что дело Лазаревой будет обсуждаться на предстоящей встрече Сергея Лаврова с эмиром Кувейта. В крайнем случае, как невесело пошутил политолог, можно было бы «позвонить Рамзану Кадырову, но есть официальные каналы, которые должны быть использованы».

Леонид Смирнов

 

Источник: rosbalt.ru

Добавить комментарий